Возведение храма Ангкор-Ват и период его краха, Камбоджа

Статья опубликована в научном журнале PNAS.ORG на английском языке, здесь выкладываю адаптивный перевод на русский язык, все-же настоятельно рекомендую изучить оригинал статьи по указанному адресу в списке литературе.

Империя Ангкори была крупнейшим современным государством Юго-Восточной Азии. Его древний храм Ангкор-Ват был религиозным центром с момента его постройки в 12 веке нашей эры и остается современной иконой для более широкого государства Ангкора, даже появляющегося на флаге Камбоджи.
Наша статья основана на интенсивных раскопках в корпусе Ангкор-Ват, чтобы представить подробный хронологический анализ истории использования храма. Мы сосредотачиваемся на том, где люди жили в храмовом комплексе, а не на самом храме, и выявляем хронометрический разрыв, который не полностью коррелирует с документированными историческими событиями.
Это детальное изучение исторической последовательности Ангкор-Вата способствует пониманию темпов организационных изменений, происходящих во время распада Ангкора.

Ангкорское государство 9–15 веков было величайшей империей досовременной Юго-Восточной Азии, и Ангкор-Ват, входящий в список всемирного наследия Ангкор, является одним из крупнейших религиозных памятников. Здесь мы используем раскопки и хронометрические данные за три полевых сезона в Ангкор-Вате, чтобы понять упадок и реорганизацию Ангкорской империи, которая была более длительным и сложным процессом, чем предполагали историки.
Данные раскопок и байесовское моделирование на корпусе из 16 радиоуглеродных данных, в частности, требуют пересмотра хронологии ландшафта Ангкор-Вата. Первоначально он использовался с 11-го века нашей эры с последующим жильем до 13-го века нашей эры.
После этого периода в наших датах есть пробел, который, как мы предполагаем, означает изменение в использовании курганов в течение этого периода. Тем не менее, Ангкор-Ват никогда не был полностью заброшен, поскольку даты предполагают, что курганы снова использовались в конце 14 - начале 15 веков до 17 или 18 веков нашей эры.
Этот перерыв в датах указывает на реорганизацию вольерного пространства Ангкор-Вата, но не во время исторически зарегистрированного коллапса 15-го века.
Наши данные о раскопках согласуются с многочисленными доказательствами, демонстрирующими сохраняющуюся идеологическую важность региона и использование его в жилых помещениях, даже после распада и смещения к югу от столицы государства.
Мы утверждаем, что детальный хронологический анализ имеет решающее значение для построения локальных исторических последовательностей и иллюстрирует, как такая гранулярность добавляет нюанс к тому, как мы интерпретируем темп организационных изменений до, во время и после упадка Ангкора.

Ангкорская цивилизация в своей высоте охватывала большие части материковой части Юго-Восточной Азии, а ее центр и столица располагались на берегах озера Тонлесап, недалеко от города Сиемреап в Камбодже ( рис. 1 ). Археологи и историки датируют начало Империи Ангкор 802 годом нашей эры, когда, согласно  надписи 11-го века, король Джаяварман II объединил разрозненные фракции в регионе и объявил себя императором ( 1 ).

Окончание Ангкора традиционно датируется 1431 г. н.э., когда в тайских хрониках говорится, что город подвергся нападению со стороны соседнего королевства Аюттхая, а элиты и королевские особи бежали на юг, чтобы поселиться возле современной столицы Пномпеня ( 1).). Это драматическое полное насилия нападение на Ангкор в пятнадцатом веке популярно описано ( 2 — 4 ), но ученые уже давно сомневаются с этим катастрофическим сценарием ( 5 — 8 ).

Недавние археологические исследования подчеркивают, что упадок Ангкора повлек за собой многочисленные организационные преобразования, а не внезапный крах ( 9 ).

Рисунок 1. Карта Большого Ангкора с указанием основных храмовых мест и особенностей; ( Вставка вверху слева ) региональный вид; ( Вставка внизу слева ) деталь храма Ангкор-Ват. Данные предоставлены Миссией по топографии челночного радара (NASA-SRTM) и Японским агентством международного сотрудничества (JICA), Дамианом Эвансом и Кристофом Поттье.

Рисунок 1. Карта Большого Ангкора с указанием основных храмовых мест и особенностей; ( Вставка вверху слева ) региональный вид; ( Вставка внизу слева ) деталь храма Ангкор-Ват. Данные предоставлены Миссией по топографии челночного радара (NASA-SRTM) и Японским агентством международного сотрудничества (JICA), Дамианом Эвансом и Кристофом Поттье.

 

В этой статье мы используем данные раскопок и байесовское моделирование дат радиоуглеродного анализа из зоны раскопок Ангкор-Вата, чтобы представить пересмотренную картину времяных дат событий происходивших вокруг этого храма ( рис. 1).

Мы утверждаем, что такой хронологический анализ с высоким разрешением необходим для понимания местных исторических последовательностей и что это способствует нашему пониманию темпов организационных изменений, происходящих во время «краха» Ангкора.

Мы начнем с обзора текущего состояния доказательств упадка Ангкора, затем представим краткую хронологию и справочную информацию о самом храме Ангкор-Вата, а затем обсудим наши недавние полевые исследования, включая набор дат по радиоуглеродам, в которых мы идентифицируем хронометрический разрыв это не связано с документированными историческими событиями.

Скорее всего, разрыв образуется в конце 12 — начале 13 веков, по крайней мере, в конце 14 или начале 15 веков. Путем контекстуализации этих дат в более широком контексте мероприятий, проводимых в Ангкоре и регионе, мы утверждаем, что разрыв в нашей радиоуглеродной хронологии отражает сдвиг в использовании храмовых ограждений, который параллелен более широким преобразованиям в регионе Ангкор с 13 по 15 века н.э.

Вопреки документальным свидетельствам, храм Ангкор-Ват никогда не был заброшен или забыт потомками  Такие изменения представляют собой изменчивую философию организации в Ангкор-Ват и реакцию на растущие социально-политические и экологические проблемы. Политическая власть элиты вышла из региона, и многие храмы вышли из употребления, но наши исследования подтверждают модель долгосрочного использования ландшафта в Большом Ангкоре, когда люди возвращаются в храм Ангкор-Ват к XIV / XV векам н.э.  (10- 16 ).

Крах Ангкора: обзор доказательств

Когда французские исследователи и ученые посетили Ангкор в конце 19-го века, они обнаружили, что многие, хотя и не все, каменные храмы этого района заброшены и заросли ( 6 ).

Ранние ученые проследили упадок Ангкора до исторических королевских хроник, описывающих нападение королевства Аюттхая и оставление Ангкора в новых столицах на юге в 1431 году последним ангкорским королем Понхей Ятом ( 8 ).

Ангкорцы не были незнакомы с конфликтами с региональными державами; китайский посол в Ангкоре Чжоу Дагуань написал в 1296 году н.э. о том, что сельская местность была разрушена в результате постоянных конфликтов с Таиландом ( 17).

Тем не менее, многочисленные эпиграфические, исторические, художественно-исторические, архитектурные, экологические и археологические исследования (кратко изложенные ниже) поставили под сомнение этот конкретный рассказ о конце Ангкора.

Фактически, все больше данных подтверждают толкование того, что упадок ангкорского государства был длительным и многогранным.

События в 14 веке.

Несколько ученых выявили доказательства важных изменений в Ангкоре до даты 1431 года, начиная примерно с 14-го века.

Последний крупный каменный храм в Ангкоре, вершина Мангаларта или Западная Прасат, был построен в 1295 году н.э. высокопоставленным чиновником во времена правления Джаявармана VIII. В этот период также наблюдается снижение количества надписей ( 18 ).

Последняя датированная санскритская надпись, зарегистрированная в Ангкоре (обозначенная K.488), датируется 1295 г. н.э. Последняя явно датированная надпись на кхмерском языке в Ангкоре (K.470) относится к 1327 году нашей эры и была найдена в храме Байон, хотя несколько других недатированных надписей могли быть написаны в 14-15 веках ( 19).

Некоторые ученые связывают это снижение эпиграфики и архитектуры с истощением после правления Джаявармана VII, который правил с 1181 по 1218 год н.э. (20 ).

Пожалуй, самый известный и могущественный из ангкорских царей, Джаяварман VII забрал Ангкора у конкурирующего короля Чама, утвердил буддизм в качестве государственной религии, расширил границы государства и построил несколько храмов и проектов общественных работ ( 21 ).

Хотя эта строительная кампания, несомненно, была бы основана на людских и природных ресурсах Ангкора, идея о том, что она привела к падению Ангкора, была поставлена ​​под сомнение ( 5 , 6 , 12 , 22 ).

Снижение активности в строительстве храмов совпало с другими внутренними и внешними событиями, особенно с принятием тхеравады буддизма в масштабах всего региона.

Этот идеологический сдвиг сместил акцент с финансируемых государством каменных храмов с их связанной бюрократией на общинные буддийские пагоды, разрушив существовавшие ранее индуистские силовые структуры в Ангкоре ( 13 ).

Важно отметить, что Чжоу Дагуань отмечает, что буддийские монахи тхеравады в Ангкоре в 1296 году н.э. ( 17 ), а также королевская поддержка буддизма тхеравады, также замечен в надписи короля Сриндравармадева (K.754) в 1308 году н.э. на Пали (ссылка 15 , с. 275). 279).

В то же время важность морской торговли с Китаем росла в конце 14 века; в исторических документах зафиксировано большее количество контактов между Камбоджей и Китаем в течение 1371–1419 годов, чем в любой другой период ( 15 ).

Ангкор, расположенный далеко в глубине страны, был не так хорошо подготовлен для участия в международной морской торговле, как постангкорские города, расположенные дальше на юге.

Увеличение экономических возможностей с Китаем, возможно, привело к выходу из Ангкора и реорганизации ранее существовавших структур социально-экономической власти ( 5 , 15 ).

Производство керамики из ангкорской керамики также, по-видимому, изменилось за этот период, переместившись из центральной центральной области в места для обжига вдоль восточного края провинций и в северо-восточном Таиланде (23 )

Наконец, региональные экологические исследования помогли восстановить климат в начале второго тысячелетия н.э. в материковой части Юго-Восточной Азии, указав на период климатической нестабильности, который оказал далеко идущие последствия для множества политик в этом районе ( 24 ).

Муссонный климат в Юго-Восточной Азии включает годовые циклы дождливых и сухих сезонов. В то время как Ангкор и другие региональные государства росли в период благоприятных климатических условий, данные по гидроклимату предполагают две региональные засухи, которые произошли во время упадка Ангкора и других региональных держав: Ангкорская засуха I продолжительностью 29 лет (1345–1374 гг. н.э. ) и Ангкорская засуха II соответственно 24 года (1401–1425 гг. н.э.) ( 25 — 27 ).

Между этими «мега засухами» были периоды «мега муссонов», когда Ангкор столкнулся с серьезными наводнениями (25 ) Археологические и палеоэкологические работы выявили влияние этих климатических изменений на территории Большого Ангкора на местах.

Ангкорцы управляли своим сезонным муссонным климатом, создавая огромную водную сеть, которая включала в себя большие резервуары для хранения воды, называемые Барай, а также каналы, дамбы и более мелкие пруды ( 28 , 29 ). Наиболее крупной из этих особенностей был Западный Барай 11-го века, размеры которого составляли 8 × 2 км ( рис. 1 ).

Однако палинологические исследования в пруду на искусственном острове в центре Западного Барая указывают на частичное высыхание в конце 12-го века, что указывает на более длительную историю климатических вызовов для сети управления водными ресурсами, чем предполагалось ранее ( 30).

Другие палеоэкологические исследования, проведенные в Западном Барае, выявили усиление условий осадконакопления и засухи в 13-м веке, а затем в 14–15-м веке ( 31 ). В других местах Ангкора каналы демонстрируют доказательства избытка воды, предположительно из-за мегамуссонов, а данные обследования LIDAR четко выделяют области, где разрушения от воды получила инфраструктура и были затоплены жилые районы ( 32 , 33 ).

Недавнее исследование рвов Ангкор Тома показывает, что демографический спад, возможно, включающий элиту города, и отсутствие управления водными ресурсами еще в 14 веке нашей эры ( 9 ). Эти разрушения создали бы все большие проблемы для ангкорцев, живущих в этом ландшафте.

Пятнадцатый век Ангкор и дальше.

Традиционные интерпретации приписывают крах Ангкора конкурирующей региональной власти Аюттхая (или Аюдхья), базирующейся около Бангкока, Таиланд.

Б.П. Грослиер утверждал, что раскопки в Королевском дворце в Ангкор Тхом указывали на то, что город был заброшен около 1430 года ( 34 ). Викери (ссылка 15 , стр. 274) отмечает, что «аюттайская интервенция определенного типа» произошла в Ангкоре около 1431 года и, безусловно, повлияла на решение о перемещении политического капитала.

Тем не менее, Грослиер также заметил, что только часть Ангкора, в частности, окруженный стеной район Ангкор-Тома, была заброшена и «захвачена джунглями», в то время как другие районы оставались открытыми для оккупации и поклонения (ссылка 34, п. 16).

Португальские и испанские посетители Камбоджи в 16 веке описали, казалось бы, заброшенный Ангкор Тхом, но тот, который был вновь обнаружен камбоджийским королем в середине конца 1500-х годов ( 34 ).

В этих европейских отчетах 16-го века также упоминается о функционирующей гидравлической системе в Ангкор-Томе, но она, кажется, снова была заброшена в 17-м веке, так что европейские посетители 19-го века описали область как покрытую лесом (ссылка 34 , с. 82 –83, 94–95).

Последние художественные исторические и археологические работы также приводят доводы в пользу демографического упадка и трансформации, а не полного отказа. Художественно-исторические и композиционные исследования будд 15-го века в Ангкоре привели некоторых ученых к утверждению, что в 15-м веке в Ангкоре жили скульпторы аюттхая ( 12 ).

Кроме того, храм Бапуон 11-го века был изменен и теперь включает в себя гигантского Будду-тхеравады, откидывающего Будду в начале 15-го века, хотя неясно, кто наблюдал за этой модификацией ( 35). Хотя Аюттхая в настоящее время ассоциируется с современной нацией Таиланда, может быть ошибкой считать аюттайскую оккупацию Ангкора оккупацией иностранной державы.

В королевском дворе Аюттхая было много кхмерских чиновников и ремесленников, кхмерский язык был официальным языком письменных документов, а элитная культура аюттайцев в значительной степени опиралась на Ангкор ( 5 ).

Краткая оккупация Ангкора державами, базирующимися в Аюттхае, может рассматриваться как очередная перестановка ангкорского государства, а не полный крах или колонизация.

Раскопки в Королевском дворце в Ангкор Тхом также обнаружили макроботанические останки и свидетельства постоянного использования и заселения в этом месте в течение 14 — начала 15 веков ( 36 ).

Хотя королевская элита, возможно, покинула город в этот период, присутствие ботанических останков на этом месте предполагает продолжение обитания в этом районе, возможно, буддистами или мирянами, связанными с близлежащим храмом Теп Пранам ( 36 ).

Свидетельства в Ангкор-Вате и дополнительные исследования керамики для торговли товарами в районе Большого Ангкора показывают, что численность населения в течение 15-16 веков сохранялась, хотя и сокращалась ( 37 , 38).

Палеоботаническое и радиоуглеродное датирование рвов и водных объектов вокруг Ангкора показывает постоянное «поддержание и модификацию» в поздний ангкорский и постангкорский периоды ( 30 ).

История жизни храма Ангкор-Ват

Несмотря на изменяющуюся демографию Ангкора, Ангкор-Ват остается важным храмом, который никогда не был заброшен; Надписи и модификации на самом храме свидетельствуют о его долгой истории и важности.

Хотя точная дата строительства неизвестна, считается, что храм Ангкор-Вата был построен в начале 12 века королем Сурьяварманом II, который начал свое правление в 1113 году н.э. ( 39 , 40 ) ( рис. 1 ).

Это был период расширения империи Ангкор, когда Сурьяварман II расширил границы и, в дополнение к Ангкор-Вату, построил несколько поразительных храмов как в регионе Ангкор, так и в частях того, что сейчас является северо-восточным Таиландом.

Пейзаж Ангкор-Вата состоит из храма из песчаника, состоящего из трех корпусов и пяти башен, которые возвышают мифическую гору Меру.

Храм из песчаника находится в большом четвертом вольере размером 1000 х 815 м и окружен рвом шириной 200 м, который составляет 1300 х 1500 м ( 41 , 42 ). Между храмом из песчаника и латеритной стеной, ограничивающей четвертый корпус, имеется значительное открытое пространство.

В настоящее время это открытое пространство в основном покрыто деревьями, хотя в ходе обследования ЛИДАР была выявлена ​​ортогональная серия насыпей и впадин или прудов, которые окружали храм и даже выходили за пределы восточного рва ( 41 , 43 ) ( рис. 2).).

Раскопки по проекту Большого Ангкора (далее GAP) показали, что эти курганы использовались для жилья ( 44 ).

Рис. 2. LIDAR изображение системы формальной сетки через корпус Ангкор-Ват с расположением кургана S1E2M1 в кружке. Цифровое изображение местности любезно предоставлено Консорциумом кхмерской археологии Лидар.

Рисунок 2. LIDAR изображение системы формальной сетки через корпус Ангкор-Ват с расположением кургана S1E2M1 в кружке. Цифровое изображение местности любезно предоставлено Консорциумом кхмерской археологии Лидар.

После его постройки Ангкор Ват был упомянут Чжоу Дагуанем в 1296 году ( 17 ).

Латеритная стена вокруг Ангкор-Вата также была модифицирована, возможно, в оборонительных целях, в какой-то момент между 13 и 17 веками нашей эры ( 45 ).

Более 15 кхмерских надписей были вписаны на колоннах храма между 1541 и 1747 годами, где записывались посещения паломников и буддийские церемонии ( 10 , 11 , 46 ).

Ангкор-Ват был преобразован в буддийский храм в конце 16-го века ( 14 ), и недавно обнаруженные картины на стенах Ангкор-Вата также относятся к этому периоду ( 47).

Европейские посетители Камбоджи специально описали посещение Ангкор-Вата в 16 веке ( 34 ).

В 17 веке японские паломники посетили Ангкор-Ват, оставив после себя надписи и самую старую карту храма, предположительно составленную в 1630 году ( 48 ).

К 1632 году исторические тексты относятся к храму именно как Ангкор-Ват ( 49 ), а в начале 18-го века была добавлена ​​надпись сановника суда, а также возможная установка ступы на восточной стороне третьей галереи ( 14). , 50 ).

Эти данные указывают на то, что Ангкор-Ват был важным религиозным центром и практически непрерывно использовался со времени его строительства.

Сроки и темп коллапса

В целом, хотя конец Ангкора традиционно датируется 1431 годом, свидетельства из многочисленных источников свидетельствуют о многочисленных изменениях и проблемах в Ангкоре, которые начались в конце 13 века нашей эры.

Ни один правитель после Джаявармана VII не мог командовать таким же количеством труда и ресурсов. Одновременно региональные религиозные перемены в 13-14 веках смещали акцент с предыдущей индуистско-брахманической элиты, уделяя все большее внимание буддизму тхеравады.

Это повлекло за собой снижение количества каменных надписей и архитектуры, которые будут возводиться в связи с религиозными структурами.

Кроме того, возможность расширения торговли в XIV-XV веках подтолкнула королевскую семью и элиту Ангкора дальше на юг, чтобы лучше использовать морскую торговлю и избежать конфликтов с соседями по региону.

И, наконец, колебательные засухи и муссоны в XIV-XV веках вызывали напряжение и разрушение сложной системы управления водными ресурсами Ангкора, что, несомненно, сказалось на постоянном населении.

Многие из социально-политической элиты Ангкора покинули регион, но этот район не был полностью обездолен или забыт.

Ангкор-Ват, в частности, оставался местом центральной важности, но то, как региональные изменения, происходящие в 13-15 веках, повлияли на функции, деятельность и жителей храма, до конца не изучено.

Наша полевая работа в Ангкор-Вате была направлена ​​на решение этого вопроса. Сосредоточив внимание на том, где живут люди, а не на самом храме, мы определили изменения в использовании храмового ограждения и хронометрический разрыв, который не полностью коррелирует с документированными историческими событиями.

Это детальное изучение исторической последовательности Ангкор-Вата способствует пониманию темпов организационных изменений, происходящих во время распада Ангкора.

Полевые работы GAP в Ангкор-Вате в 2010, 2013 и 2015 годах.

Полевые работы GAP в Ангкор-Вате начались в 2010 году, до того, как были получены данные съемки LIDAR, и были сосредоточены на насыпях, которые были видны в восточной части корпуса.

В полевых работах 2013 года использовались имеющиеся данные LIDAR для продолжения испытательных траншей 1 × 2 м в восточном корпусе и ортогональной сетки за пределами восточного рва (внешний восточный корпус) ( 44 ).

Полевые работы GAP 2015 вернулись в одну насыпь (обозначен S1E2M1 в нашей системе координат, см. Рис. 2 , см. Также приложение SI , рис. S1.) в корпусе Ангкор-Ват для проведения горизонтальных земляных работ, чтобы лучше понять пространственное распределение занятий.

Эти раскопки показали, что насыпи внутри и снаружи ограждения использовались для жилья, в том числе керамика, связанная с приготовлением пищи, пол / рабочие поверхности и остатки растений ( 44 , 51 ).

Депрессии функционировали как пруды; тем не менее, пруды, по-видимому, периодически повторяют циклы между влажной и сухой фазами ( 44 ) ( Приложение SI , таблица S3).

Три культурных слоя были выявлены на всех холмах. Керамические данные, в том числе кхмерская керамика и китайская торговая посуда, а также предварительные даты радиоуглеродного анализа помогли широко связать эти слои с 11–13-м веками (слои 3 и 2) и 15–17 веками или с постангкорским периодом (слой 1), которые  обсуждались в предыдущих публикациях и рассматриваются в Приложении SI ( 44 , 51 ).

Обсуждаемые здесь дополнительные даты радиоуглеродного анализа и байесовский анализ позволили нам уточнить эти даты и сроки заполнения в пределах корпуса Ангкор-Ват.

Анализ и обсуждение

На рис. 3 представлены результаты трехфазной байесовской модели ограждения храма Ангкор с использованием 16 радиоуглеродных дат из четко определенных стратиграфических контекстов раскопок 2010, 2013 и 2015 годов (см. Также Приложение SI , таблицы S1 и S2.).

Наиболее вероятное начало последовательности колеблется от 1035 до 1075 г. н.э. [68,2% высокой вероятности (HPD)], что мы связываем с построением начальной системы сетки насыпь-депрессия вокруг храма Ангкор-Ват (слой 3).

После строительства сетки кургана-депрессии мы предложили последующее поселение ангкорского периода на вершине курганов (слой 2).

Переход между слоями 2 и 3 довольно ограничен в радиоуглеродном отношении, предположительно в диапазоне от 1055 до 1142 CE (95,4% HPD) и, наиболее вероятно, между 1060 и 1100 CE (68,2% HPD).

После слоя 2 мы определили пост-ангкорский слой занятости (слой 1), который обсуждается ниже. Наиболее вероятный конец последовательности (слой 1) варьируется от 1689 до 1786 г. н.э. (68,2% HPD).

Рисунок. 3. Результаты трехфазной байесовской модели для храма Ангкора с использованием OxCal 4.3.2 и калибровки с использованием калибровочной кривой атмосферы IntCal 13. Индексы соглашения указаны в скобках. См. Таблицы приложений SI S1 и S2 .

Что заметно при визуальном исследовании дат радиоуглерода, так это очевидный разрыв между слоями 1 и 2, хотя дисперсия этого разрыва несколько неоднозначна ( рис. 3 , см. Также Приложение SI).

Наиболее вероятная длина промежутка, смоделированного в OxCal как интервал, составляет 128–295 лет (68,2% HPD). Хотя отдельные календарные годы нельзя отнести к разрыву, он, скорее всего, простирается с конца 12-го или начала 13-го века до конца 14-го или начала 15-го веков.

Однако фактический зазор может выходить за пределы или находиться в этом диапазоне, поскольку возможно, что зазор составляет всего 33 года и достигает 375 лет (95,4% HPD).

Мы считаем, что нижний хвост диапазона HPD 95,4% маловероятен на основании имеющихся данных о радиоуглеродах, а также необработанных данных из байесовской модели.

Вместо этого статистические хвосты для границ, моделирующих конец слоя 2 и начало слоя 1, которые используются для вычисления интервала между слоями, объясняются как результат отсутствия ограничений в модели и предполагаемого равномерного распределения каждой фазы ,Рис. 3 ).

Радиоуглеродные датировки из вложения Ангкор-Ват в сочетании с нашими недавними данными раскопок дают пересмотренное представление об исторической последовательности Ангкор-Вата.

Первоначальные даты для слоя 3 предшествуют согласованной дате строительства храма в начале — середине 12 века н.э. и дате правления Сурьявармана II.

Необходимы дополнительные данные, чтобы перевернуть традиционные сроки строительства Ангкор-Вата. Однако мы отмечаем, что при раскопках вокруг «погребенных башен» возле Западной Гопуры в Ангкор-Вате также были получены радиоуглеродные даты в 11-м веке в их нижних слоях ( 52).).

Предварительный геоморфологический анализ траншей 2015 года показывает, что ландшафт вложения Ангкор-Ват был частью более широкой аллювиальной равнины, хотя дата образования равнины неизвестна.

За этим последовали строительные работы, в которых поверхность земли была поднята и сплющена, что мы связываем со строительством системы сетки насыпь-депрессия.

В случае кургана S1E2M1 и связанной с ним депрессии или пруда, строители, по-видимому, копали прямо в аллювиальных отложениях и управляли своей непосредственной микротопографической средой, чтобы построить депрессию, насыпь и другие жилые пространства ( Приложение SI ).

Слой 2 связан с обитанием ангкорского периода на вершине курганов. Предполагается, что жилище на вершине курганов находилось в домах на сваях или сваях, как описал Чжоу Дагуань, и было обычным явлением в регионе в течение тысячелетий, вплоть до сегодняшнего дня ( 17 , 53 , 54 ).

Неясно, кто жил в этих домах, хотя работники, связанные с функциями храма, являются вероятными кандидатами. Надписи описывают тысячи рабочих, которые были необходимы для ритуала и повседневной деятельности в государственных храмах ( 55 ).

В ходе продолжающейся работы будут продолжены исследования вопросов о характере деятельности по дому и о людях, которые жили в приюте ( 56). В геоморфологическом анализе из одного желоба в центре кургана S1E2M1 (желоб 36) не было мест обитания, но его можно было использовать для других целей, таких как садоводство, или в качестве открытой площадки или внутреннего двора ( Приложение SI , таблица S3 ).

Это изменение в использовании пространства подтверждается наличием типичных микроморфологических особенностей почвообразования, таких как слоистые глинистые покрытия, которые формировались в периоды поверхностных нарушений с периодическими влажно-сухими изменениями гидрологии почвы.

Слой 2 связан с увеличением количества керамики на площадке и множеством элементов на месте, включая плоские камни и возможный очаг или зону приготовления пищи ( Приложение SI , Рис. S2 – S4 и Таблица S4 ).

Разрыв в наших радиоуглеродных датах между слоями 2 и 1 указывает на изменение в использовании курганов вокруг вольера Ангкор-Ват в течение позднего ангкорского и раннего пост-ангкорского периодов, а также на возможность ранее неизвестного перерыва в проживании или использовании пространство ограждения храма.

Слой 1, связанный с постангкорским периодом, обычно тоньше, чем наши ангкорские жилые отложения (слои 2 и 3), попадая в верхние 30–40 см наших траншей. Несколько слоев in situ были обнаружены в слое 1, которые также были подвергнуты биотурбации из более позднего лесного покрова вольера.

Примерно на 25% меньше керамики было обнаружено в слое 1, чем в слое 2 ( Приложение SI , рис. S1). Микроморфологические и геофизические анализы показывают явные изменения седиментации при переходе от слоя 2 к слою 1.

По сравнению с относительно хорошо отсортированными и округлыми отложениями слоя 2, слой 1 содержит обильные плохо отсортированные, угловатые отложения, в том числе очень грубые. размер гравий.

Микроморфологические особенности, связанные с почвообразованием, присутствуют лишь изредка. Такое изменение осадконакопления должно быть связано с изменением землепользования ( Приложение СИ ).

Основываясь на этих данных и наших датах радиоуглерода, мы предполагаем, что в течение этого периода с конца 12-го или начала 13-го века до конца 14-го или начала 15-го веков оккупационные районы и виды деятельности, окружающие храм Ангкор-Ват, могли быть сокращены или преобразованы.

Этот прорыв в радиоуглеродных датах происходил в рамках более широких преобразований в Ангкоре, о которых говорилось выше, включая сокращение количества надписей на камнях, прекращение строительства каменных храмов, региональный сдвиг в сторону буддизма Тхеравады и особенно разрушение системы управления водными ресурсами. из-за климатических изменений.

Тем не менее, еще в конце 14-го века н.э., но более вероятно, в 15-м веке, курганы, похоже, снова начали использоваться, хотя и менее интенсивно.

Есть несколько возможных причин реорганизации курганов. Возможно, что в самом храме Ангкор-Ват произошел сдвиг в функциях или действиях, но это сложно из-за нашей неспособности определить занятия людей, живущих на курганах.

Хотя в надписях указано, что центральное святилище Ангкор-Вата не изменялось до 1580 года, вполне возможно, что сдвиг в сторону буддизма Тхеравады начался веками раньше, и в это время пространство внутри ограждения также было реорганизовано.

Мы знаем, например, что когда прибыли французы, было несколько построек и резиденций местных буддийских монахов прямо перед главным западным входом в храм, которые впоследствии были перемещены, когда Ангкор-Ват был превращен в туристический центр ( 57 ,58 ).

Также возможно, что индуистские ритуальные функции храма были снижены после смерти Сурьявармана II. Мы могли бы также подумать, что новые храмовые сооружения во времена правления Джаявармана VII могли отвлечь труд и внимание от Ангкор-Вата.

Другие предположили, что внешние конфликты в течение 13-17 веков требовали модификации латеритной четвертой стены вложения для укрепления храма ( 45 ). Хотя точные даты этих модификаций не ясны, угроза внешнего конфликта, возможно, также вынудила людей оставить насыпи жилья вложения.

В то время как оккупационная деятельность в Ангкор-Вате, похоже, изменилась в 12 или 13 веках, наши даты слоя 1 и археологические данные показывают, что курганы снова использовались в 14 или начале 15 веков и использовались последовательно до 17 или 18 веков.

Это совпадает с превращением Ангкор-Вата в важный буддийский центр паломничества ( 14 ). Слой 1 подвергся сильной биотурбации и был также более тонким, чем слои 2 и 3.

Одна из возможностей заключается в том, что в курганах размещались сооружения для паломников и других верующих, а не долгосрочные жители. В начале 20-го века посетители Ангкор-Вата отмечали как места жительства буддийских монахов, так и присутствие паломников, стоявших рядом с храмом ( 59 ).

Выводы

Радиоуглеродные даты храма Ангкор-Ват предлагают пересмотренный взгляд на историю жизни этого храма и более детальный взгляд на его хронологию.

Даты из слоя 3 предполагают, что ландшафт вокруг того, что станет пристройкой храма Ангкор-Ват, возможно, использовался и подвергался реорганизации в 11 веке, до правления Сурьявармана II и типичных дат начала середины 11 века для строительства храма.

После строительства системы насыпей-депрессий на холмах было поселение приблизительно с 11 по 13 века. После этого начального этапа обитания в нашем радиоуглеродном ряду по всему корпусу произошел разрыв, что, как мы утверждаем, указывает на перестройку использования четвертого пространства в корпусе.

Мы предполагаем, что это может быть связано с множеством социально-политических, идеологических, экономических, и климатические изменения, происходящие в Ангкоре в 13-14 веках нашей эры.

Курганы были вновь оккупированы, хотя и менее интенсивно, с 14 по 15 века. Это примерно совпадает с превращением Ангкор Вата в место буддийского паломничества.

Изменяющийся характер деятельности в Ангкор-Вате полезен для понимания характера организационных изменений, происходящих во время упадка Ангкора, и того, как городские системы преобразуются с распадом их элитных секторов.

Данные раскопок и наши радиоуглеродные даты показывают, что ландшафт вокруг Ангкор-Вата был динамичным и претерпел изменения в ответ на внутренние и внешние факторы и проблемы.

Мы утверждаем, что наши радиоуглеродные даты в сочетании с геоархеологическими данными и данными раскопок, принятыми во внимание с другими свидетельствами в Ангкоре, начиная с 15-го века, подтверждают более детальное представление о «крахе» империи Ангкор.

В то время как Ангкор, безусловно, претерпел демографический сдвиг, включая кажущееся переселение городской элиты ( 9), регион не был полностью заброшен и забыт.

После периода реорганизации некоторые аспекты ландшафта снова начали использоваться, хотя в случае Ангкор-Вата выполняемые функции и виды деятельности, по-видимому, изменились.

Будучи крупнейшим храмом Ангкора и давним символом камбоджийской национальной идентичности, Ангкор-Ват занимал центральное место в королевских надписях 16-го века и историческом воображении Камбоджи до контакта с французами в 19-м веке ( 5 ).

Методы

Многочисленные образцы древесного угля были собраны для радиоуглеродного датирования. Образцы были выбраны для датирования конкретных объектов или слоев ( полный список дат полевых сезонов 2010, 2013 и 2015 гг. См. В приложении SI , таблица S1 ).

Дополнительный информационный текст содержит дальнейшее обсуждение радиоуглеродных методов для дат 2015 года и байесовского анализа ( Приложение SI ).

Геоархеологическое исследование было проведено в течение сезона полевых работ 2015 года, и образцы были собраны на кургане S1E2M1. Более подробная информация о методах и результатах геоархеологического анализа приведена в Приложении СИ .

Приложение SI также включает обсуждение нашей методологии раскопок.

Подтверждения

Мы благодарим Управление по защите и управлению Ангкора и области Сиемреап за их сотрудничество и разрешение на проведение раскопок в пределах храма Ангкор-Ват.

Мы также благодарим доктора Роланда Флетчера за его руководство и поддержку нашего проекта.

Мы выражаем глубокую признательность Со Малай и Мартину Кингу за административную поддержку, а также членам экипажа GAP 2010, 2013 и 2015 годов, чей труд способствовал проведению этого исследования.

Мы благодарим Тома Дая за его совет о том, как структурировать байесовскую модель.

Доктора Скотт Фитцпатрик и Митч Хендриксон предоставили полезные отзывы о более ранних версиях этого проекта.

Дамиан Эванс любезно поделился данными ЛИДАР от Консорциума Лидар кхмерской археологии.

Эта работа была поддержана Австралийским исследовательским советом в рамках гранта DP1092663, гранта проекта Dumbarton Oaks по садово-ландшафтным исследованиям, и Комитет по исследованиям и исследованиям Национального географического общества, грант 9602-14.

Мы также благодарим Фонд Роберта Кристи.

 

 

Где это на карте?

Элисон К. Картер , Мириам Т. Старк , Сет Квинтус , Ицзе Чжуан , Хонг Ван , Пифал Хенг и Рачна Чхай

PNAS впервые опубликован 3 июня 2019 г. https://doi.org/10.1073/pnas.1821879116
Отредактировано Майклом Д. Коу, Йельский университет, Нью-Хейвен, Коннектикут, и утверждено 30 апреля 2019 г. (получено для рецензирования 2 января 2019 г.)
Авторский вклад: AKC, MTS, YZ, PH и RC разработанные исследования; AKC, MTS, YZ, PH и RC провели исследование; Проанализированные данные AKC, MTS, SQ, YZ, HW, PH и RC; и AKC, MTS, SQ, YZ и HW написали статью.Авторский вклад: AKC, MTS, YZ, PH и RC разработанные исследования; AKC, MTS, YZ, PH и RC провели исследование; Проанализированные данные AKC, MTS, SQ, YZ, HW, PH и RC; и AKC, MTS, SQ, YZ и HW написали статью.
Авторы объявили, что нет никаких конфликтов интересов.
Эта статья представляет собой прямое представление PNAS.
Эта статья содержит дополнительную информацию в Интернете по адресу www.pnas.org/lookup/suppl/doi:10.1073/pnas.1821879116/-/DCSupplemental .
Copyright © 2019 Автор (ы). Опубликовано PNAS.
Эта статья открытого доступа распространяется под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 (CC BY-NC-ND) .
************************************************************
Alison K. Carter, Miriam T. Stark, Seth Quintus, Yijie Zhuang, Hong Wang, Piphal Heng, and Rachna Chhay
PNAS first published June 3, 2019 https://doi.org/10.1073/pnas.1821879116
Edited by Michael D. Coe, Yale University, New Haven, CT, and approved April 30, 2019 (received for review January 2, 2019)
Author contributions: A.K.C., M.T.S., Y.Z., P.H., and R.C. designed research; A.K.C., M.T.S., Y.Z., P.H., and R.C. performed research; A.K.C., M.T.S., S.Q., Y.Z., H.W., P.H., and R.C. analyzed data; and A.K.C., M.T.S., S.Q., Y.Z., and H.W. wrote the paper.
The authors declare no conflict of interest.
This article is a PNAS Direct Submission.
This article contains supporting information online at www.pnas.org/lookup/suppl/doi:10.1073/pnas.1821879116/-/DCSupplemental.
Copyright © 2019 the Author(s). Published by PNAS.
This open access article is distributed under Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives License 4.0 (CC BY-NC-ND).

Источники и литература

Поделись с друзьями :
Есть вопросы? Пишите в комментариях!
4 комментария
Аня
11.09.2019 в 13:11

Ангкор-Ват — тонкая нить, которая связывает современность и прошлое. Благодаря выстоявшему храму хронологию будет легче восстановить.

Ответить
Александр
27.09.2019 в 21:43

Очень познавательная и интересная статья. Пока читал, как будто погрузился в те места и в те эпохи. Впечатляет. Побольше бы таких увлекательных публикаций.

Ответить
Данил
30.09.2019 в 00:27

В климате, где засухи чередуются с муссонами, сохранение любых сооружений кажется чудом. Статья очень инфонасыщенная, было небезынтересно ознакомиться с историей храма.

Ответить
Артём
19.10.2019 в 19:49

Хотелось бы побывать у этого храма. Раньше я и не слышал про Ангкорскую империю…Оказывется это целая интересная эпоха…Очень занимательно!

Ответить

Добавить комментарий

*
*

Поиск

Thank you! Your submission has been received!
Oops! Something went wrong while submitting the form.
X

Обратный званок

Thank you! Your submission has been received!
Oops! Something went wrong while submitting the form.