Антропогенные преобразования равнин влажных тропиков от Неолита до Современной эпохи

Беляев Олег

Интересная публикация Чичагова В. П., главного научного сотрудника, доктора географических наук, Института географии РАН. Основываясь на сообщениях испанских и португальских путешественников (Groslier, 1979), Валерий Павлович, преподносит в новом свете исторические данные для широкой общественности.

Рассматривается проблема превращения влажно-тропических джунглей в безлесные или редколесные равнины с длительным сухим периодом продолжительностью до семи месяцев на примере Центральной Камбоджи и Северного Тайланда.

Центр происхождения культурных растений в Индокитае

Выдающийся русский ученый Н. И. Вавилов выделил семь центров происхождения культурных растений, расположенных в поясе умеренных широт в области наиболее древних (5-7 тыс. л. н.) цивилизаций и характеризующихся значительной естественной устойчивостью. В Восточном полушарии это регионы Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока, Индостана, Восточной и Юго-Восточной Азии. Достойное место в этом ряду занимает Индокитай, входящий в южно-азиатский тропический центр.

«Из этого центра ведет начало около 1/3 возделываемых в настоящее время растений. Здесь родина риса, сахарного тростника, большого количества плодовых и тропических культур. Не менее 1/4 населения земного шара до сих пор живет в тропической Азии. В прошлом относительная населенность этой территории была еще более значительной», — писал Н. И. Вавилов (Вавилов, 1987, с. 21).

Несомненно, этому способствовали благоприятные природные условия, которые существенно отличались от современных, существенно иным был и рельеф региона (Чичагов, 1991), значительно изменившийся в результате длительных и разнообразных антропогенных воздействий. Будучи одновременно природным условием и природным ресурсом, рельеф Индокитая является и ареной для формирования природной среды.

Его необратимые изменения привели здесь к деградации первичной природы и возникновению антропогенной, современной (Доанг Нгок Нам, Солнцев В. Н., 1986; Топорова, 1975). История освоения и использования природы Индокитая в значительной мере является историей водопользования, историей изменений систем водообеспечения. Для сохранения воды на протяжении сухого сезона древние народы постоянно изменяли природную среду и рельеф прежде всего низких аллювиальных равнин.

Поздний неолит

Три тысячи лет назад древние народы Индокитая уже умели использовать воды, поступающие в период дождей. На космических снимках и аэрофотоснимках в различных районах Камбоджи и Таиланда можно видеть овальные контуры, большая часть которых приурочена к долинам современных рек. Е. Мур (Moor 1989) отдешифрировала эти овальные образования в окрестностях Ангкор-Вата (район Ловеа) в Центральной Камбодже и в бассейне р. Мун в Северо-Восточном и Северном Таиланде (Moor, 1990).

Эти овалы представляют собой рвы на аллювиальной равнине, расположенные приблизительно на границе распространения древнего и молодого аллювия. В древности здесь существовала значительная опасность сильных наводнений, так как реки имели значительно большую водность.

В пределах долины р. Сиемреап был обнаружен холм – эрозионный останец, который древние жители окружили искусственным довольно глубоким рвом. Ныне эта река находится в 150 м к востоку от него.

Судя по многочисленным археологическим находкам и костным остаткам (железные и бронзовые предметы, кости, черепа и др.), этот холм представлял собой место обитания древнего человека. Ров создавался с двумя основными целями: собрать воду в течение влажного периода и обеспечить безопасность жителей холма от набегов враждебных племен, позже он выполнял, возможно, и религиозные функции.

Антропогенный рельеф древнейших кхмерских государств Фунань и Ченла (II – VIII вв.) — доангкорский период

К первому веку н. э., когда индийская культура начала оказывать свое влияние на регион Индокитая, эпоха великих исторических переселений закончилась. Центральный и Южный Аннам (Центральный Вьетнам) и район дельты Меконга заселяли тямы, Камбоджу и область среднего течения Меконга – кхмеры.

В I в. н. э. в южной части Индокитая возникает крупное индустриальное государство Фунань. В главной гавани Фунани Ок ЕО была найдена золотая медаль римского императора Антония Пия, относящаяся к 152 г. н. э., а также санскритская печать той же эпохи.

Причины индийской культурной экспансии еще недостаточно выяснены. Одна из них по Ж. Кодэ (Coedes, 1948) заключалась в том, что во II – I вв. до н. э. и в начале новой эры Индия утратила главный источник импорта драгоценных металлов, так как кочевники перерезали путь, связывающий Индию через Бактрию с Сибирью.

Поэтому в I в. н. э. Индия стремилась получать драгоценные металлы из Римской империи. Однако пагубные последствия экспорта золота оказали негативное влияние на экономику древнего Рима и заставили императора Веспасиана (69-79 гг. н. э.) остановить утечку драгоценных металлов, а индийцев – обратиться в поисках золота в другие места и, прежде всего, в давно манившую их Юго-Восточную Азию.

Столицей Фунани была Вьядхапура – „город охотников“, который располагался близ холмов Ба-Пном и деревни Банам в провинции Прей Венг, в 190 км от моря.

Порт Вьядхапуры – Ок Ео был объектом многолетних археологических раскопок французских ученых, но основной вклад в изучение Ок Ео был сделан талантливым французским археологом Индокитайской школы, русским по происхождению — Виктором Голубевым.

Выяснилось, что в глубокой древности Ок Ео был центром торговли и, скорее всего, основан в I в. н. э. Страна была пересечена сетью бесчисленных каналов, пользуясь которыми китайские путешественники на своем пути к Малаккскому полуострову в буквальном смысле, как они отмечали, „плыли через Фунань“.

Это была первая в истории Юго-Восточной Азии великая держава. И, подобно Риму, слава этой империи долго жила после ее падения (Добби, 1952). Период доклассового, доисторического развития – поздний неолит – в Юго-Восточной Азии продолжался значительно дольше, чем в Европе, – до I в. н. э. В 242 г. до н. э. император Индии Ашока послал миссионеров распространять учение Будды в Юго-Восточную Азию.

К этому времени в Индокитае отмечаются значительные успехи в техническом развитии: были сконструированы и широко использовались крупные по тем временам парусные суда, вмещавшие 600-700 пассажиров, создается один из наиболее крупных городов – Ангкор Борей – недалеко от современного г. Компота.

Города Фунани были крупными промышленно-торговыми центрами

По данным Луи Майляре (Malleret, 1960), главный порт Фунани Ок Ео представлял собой прямоугольник величиной 3 × 1.5 км, пересекавшийся каналом, соединявшим его с морем. Постройки были преимущественно деревянные.

Сохранились каменные фундаменты общественных храмов и зданий. О высоком уровне зодчества можно судить по тому, что в городе работали искусные строители и ремесленники, судя по остаткам гончарных изделий из серой и розовой глины, кувшинам и амфорам безупречной формы, предметам из шлифованного камня, монетам и украшениям из золота, серебра, бронзы, олова и свинца; бус из горного хрусталя, аметиста, оникса и сердолика, иногда оправленных в золото; золотым кольцам и браслетам; серебряной посуде, подвескам, перстням, украшенным драгоценными камнями и надписями на санскрите.

В кхмерских надписях и донесениях китайских посланцев, содержащихся в „Истории Лянской династии“, содержатся ценные сведения о городах и населении Фунани.

Указывается, что города были обнесены стенами, за которыми располагались дворцы и жилые дома. Жители некрасивые, с черной кожей и вьющимися волосами; ходят голыми и босыми, бесхитростны, занимаются сельским хозяйством: один год сеют – три года снимают урожай. Любят вырезать орнаменты, занимаются чеканкой. Посуда, из которой они едят, большей частью из серебра. Налоги платят золотом, серебром, жемчугом и благородными смолами. У них есть книги, хранилища письменных документов и других вещей. Колодцев не роют – воду берут из бассейна (Седов, 1967).

В VI в. Фунань приходит в упадок. Страшные наводнения превратили плодородные равнины в болота, жители переселились на более высокие земли. На смену Фунани пришло сильное государство Ченла.

Первая цивилизация Ченлы оставила многочисленные храмы, статуи и надписи на старом кхмерском языке. Древней столицей Ченлы был Самбор Прей Кук. Исповедовался культ Хари-хары вместе с культом Шивы и Вишну. В „Истории Сунской династии» отмечается, что резиденция короля находилась в городе И-шо-на.

В королевстве было еще 30 городов, каждый из которых был населен многими тысячами семей. В И-шо-на проживало более 20 тысяч семей. „История Танской династии“ сообщает, что в 706 г.

Ченла распадается на двечасти – на страну гор и страну вод, образуются Ченла-на-суше и Ченла-на-воде. Столицей горной Ченлы был г. Бхавапура, расположенный на Среднем Меконге в районе Пак Хим Бун. Столица водной Ченлы – столица княжества Баладитьяпура. Отдельно существовало княжество с озером Тонлесап, имевшее столицу в Самборе на Меконге. Для строительства зданий в эту эпоху использовался кирпич.

На протяжении доангкорского периода начинается разработка карьеров скальных пород и разрезов глинистых отложений, использовавшихся для производства кирпича. Наряду с речными долинами и приозерными равнинами начинается хозяйственное использование подгорных равнин отдельных островных гор и скальных останцов.

Антропогенный рельеф эпохи Ангкорской империи (IX-XIV вв.).

Главным периодом наиболее интенсивного антропогенного освоения территории Камбоджи является Ангкорский период. Обширной Ангкорской империей правили многочисленные короли, каждый из которых стремился увековечить этап своего царствования в виде крупных преимущественно культовых построек из камня.

Таким образом, история изменения природы Камбоджи, начиная с раннего средневековья, характеризуется интенсивной эксплуатацией природных ресурсов в целях строительства столиц, крупных религиозных ансамблей, комплексов и отдельных храмов, огромных водоемов, дорог, мостов, гостиниц.

Все ангкорские цари строили или планировали строительство. Среди архитектурных ансамблей выделяется созданный Сурьяварманом II Ангкорват – архитектурный шедевр всех времен и народов. (Он взят под защиту ЮНЕСКО).

Ангкорват был опоясан четырехугольным рвом (1300 X 15000 м) и занимал площадь около 200 га. Храм в основании имеет размеры 215 X 187 м, а центральная башня – высоту 65 м.

При Джаявармане VII был построен необычный по своей архитектуре храм Байон в Ангкортхоме. В этот период Камбоджа расширяется за счет присоединения Южного Лаоса, Тямпы (Центральный и Южный Вьетнам), части Бирмы и Малаккского п-ова.

Стройки этого периода грандиозны: была построена каменная дорога с многочисленными крупноблочными каменными арочными мостами от Таиланда до Тямпы. Вдоль нее было создано 121 здание каменных гостиниц.

Был сооружен крупный каменный храм Бантеай Чмар на северо-западе страны, а также множество других храмов в Южном Карате и Таиланде. Достраивались новые храмы в пределах района Ангкора. Все кхмерские храмы имели священные бассейны и рвы.

Рвы Ангкорвата имели протяженность 5 км, Ангкортхома – 13 км. Сам Ангкорват размещался между двумя крупными водными бассейнами – Восточным и Западным Бараем. Храм Восточный Мебон был построен в центре Восточного Барая, а Западный Мебон – в центре Западного Барая.

Затраты человеческого труда на создание этих культовых сооружений были огромны. Ж. Гролье (Croslier, 1967) подсчитал, что только на строительство одного храма Банте Ачмар потребовалась работа 44 тыс. чел. на протяжении 8 лет, которые должны были работать по 10 часов в сутки.

Ангкортхом по тем временам был огромным городом с миллионом жителей. В 1291 г. в нем останавливался Марко Поло, возвращаясь из Монголии от хана Хубилая. В 1296 г. Тимур Хан – преемник Хубилая – прислал сюда посольство на лодках.

В 1297 г. в городе в составе китайского посольства побывал китайский путешественник Чжой Да-гуань, оставивший подробное описание города.

Камни для строительства Ангкора доставлялись из горного массива Кулен, расположенного в 50 км к северу от города, водным путем и по суше.

В течение ангкорского периода Южный Индокитай претерпевает значительные изменения; были вырыты крупные бассейны, спрямлялись русла отдельных рек, интенсивно эксплуатировались карьеры песчаников в пределах островных гор Камбоджийской равнины и уступа, расположенного севернее хр. Дангрэк; в это время сводятся массивы первичных лесов вблизи столиц и храмов, обедняется животный мир района оз. Тонлесап и столичного региона Ангкорвата.

Антропогенный рельеф постангкорского периода (XIV-XVII вв.).

Ангкор как столица был оставлен в 1430 г., но район Ангкора, вопреки распространенному мнению, не был брошен и продолжал развиваться, судя по результатам аэровизуальных наблюдений и анализа аэрофотоснимков района Ангкора; подтверждения этому содержатся в сообщениях испанских и португальских путешественников (Groslier, 1979).

В рукописи монаха Антония де Магдалена, посетившего Ангкор в 1585 – 1586 гг., приводятся данные официального летописца Португальской Индии Диегу до Кусту о том, что в 1550 или 1551 г. король Камбоджи отправился на охоту на слонов в наиболее непроходимые джунгли, которые существовали в центральных – равнинных районах его королевства. Для похода начали расчищать тропический лес и неожиданно наткнулись на величественные сильно заросшие сооружения. Увидев огромные стены древних архитектурных ансамблей и храмов, король захотел проникнуть в них и приказал немедленно расчистить и выжечь лесную чащу. Он остался на берегу прекрасной полноводной реки – это была давно забытая р. Сиемреап – наблюдая, как 5 или 6 тыс. человек освобождали огромный древний город от лиан, густого кустарника и высоких деревьев. Когда все было расчищено, король проник внутрь и после подробного осмотра был поражен и восхищен размерами сооружений. Он решил немедленно перевести сюда двор, так как здесь все было замечательно: великолепные здания, расположение и планировка, живописные места – рощи, речки и источники хорошей воды. Это был Ангкортхом.

Испанский текст содержит подробное описание четырехугольника, обнесенного стенами, рвов, которые их окружают и через которые переброшены мосты, ведущие к пяти монументальным воротам; аллеи с каменными балюстрадами. Отмечается, что ворота, украшенные богатой скульптурой, сделаны из камня, который добывался в 20 милях к северу от этого места.

Была подробно переведена древняя надпись, гласившая, что этот город, храмы и многое другое были выстроены по приказу 20 сменявших друг друга королей и что на это ушло 700 лет. Упоминается, что в одной стороне города есть неоконченные сооружения, видимо дворцы королей.

О Байоне говорится, что это один из самых замечательных храмов, также еще не оконченный. Подробно описывается система обслуживающих город каналов и бассейнов, которые несмотря на длительное забвение, как это ни удивительно, были в превосходном состоянии. От каждых ворот города в Байону ведет дорога той же ширины, что и внешние мосты с их парапетами.

Вдоль дороги с двух сторон проложены прекрасные каналы, полные до краев водой, которая вытекает из большого рва, окружающего город, и проходит в каналы через восточные и северные ворота города, затем вновь вливается в тот же ров через южные и западные ворота таким образом, что уровень воды во рве никогда не снижается, поскольку, какое бы количество воды ни поступало через двое ворот в канале, такое же всегда возвращается в ров через двое других ворот.

Большой ров всегда полон водой, ибо его наполняют полноводные реки, и в случае избытка воды бывает даже необходимо отводить ее в определенных местах, чтобы воды рва не выходили из берегов. Таким образом, вдоль каждой улицы, идущей от ворот города, проходят два канала, по которым в город приплывали по рекам многочисленные суда из внутренних районов страны.

Они везли продовольствие, дрова, изделия, которые выгружают тут же перед домами жителей, имеющими один выход к каналу, а другой – к реке. Город очищается от отбросов, сбрасывая их в выводной из города ров.  Ангкортхом и через полтора века показался королю самым красивым, прекрасно оборудованным для жизни и, возможно, самым чистым из всех городов мира.

В тексте древней надписи также отмечается, что город в период правления Сатки был процветающим, а система водоснабжения, разрушенная после взятия Ангкора, вновь функционировала нормально.

Таким образом, район Ангкора был навсегда оставлен ангкорскими правителями лишь в XVII – XVIII вв.

Антоний де Магдалена отмечает и факт изменения направления течения в протоке Тонлесап дважды в год: в конце сезона дождей и в конце сухого сезона.

В 1604 г. Габриэль де Сан Антонио упоминает о существовании моста на 70 опорах через Меконг – теперь нет ни одного. Гаспар да Руис в трактате 1669 г. дал прекрасное описание Меконга, по которому он плавал, об изменении направления течения р. Тонлесап и о четырех рукавах основных рек в районе г. Пномпеня. Он привел описание городов Срей Тангкор, Ловеа, Ангкор и Пномпень.

Весьма интересные сведения испанских и португальских текстов XVII в. относятся к ирригационным работам кхмерских королей и их влиянию на экономику королевства. Цель этих работ состояла в том, чтобы умерить последствия зимней засухи и предотвратить губительные разрушительные действия наводнений в сезон летних дождей.

Ирригационная сеть создавалась с таким расчетом, чтобы запасать воду в период дождей и использовать ее в сухой сезон. Для этой цели страна была буквально застроена бассейнами, фонтанами и колодцами, объединенными сетью каналов и рвов.

Эти бассейны, дно которых было водонепроницаемым, наполнялись дождевой водой. Столичный район за пределами Ангкора состоял из прямоугольных рисовых полей, расположенных в шахматном порядке, примерно так же, как и в наши дни рисовые поля располагаются в дельтах рек.

Правильно орошаемые поля давали в XII в. 3-4 богатых урожая риса в год. В XVII в. рис высевался один раз в год и забота о его поливе перекладывалась на дожди.

Другой целью создания тщательно продуманной ирригационной системы было сохранение структуры почвы: нужно было сделать так, чтобы плодородные земли не уносились с паводковыми водами во время сезона дождей, как происходит теперь.

Плотины позволяли пешеходам передвигаться по городу, а по каналам плавали лодки. Королевский дворец был сердцем города, но сам город занимал гораздо большее пространство. Дома стояли на сваях вдоль каналов, как современные деревни по берегам рек.

Город был в известной мере средоточием ирригационной системы, главная роль которой состояла в орошении полей соседних деревень. Система, составлявшая „группу Ангкора“, центра кхмерского могущества, представляла собой обширный район площадью 35 × 22 км.

Эти весьма значительные работы считаются заслугой кхмерских королей, но были произведены тысячами рабов. Однако равновесие в чередовании работ общественного характера и строительства религиозных сооружений со временем нарушилось, что повлекло за собой разрушение всей системы.

Пленных рабов становилось все меньше, силы трудового народа иссякли. По-видимому, в этом заключалась одна из социальных причин крушения Ангкорской империи. Существенную роль в этом процессе сыграли изменения природной среды: понижение уровня моря, врезание рек, уменьшение общей увлажненности (Чичагов, 1991).

Изменения природной среды: понижение уровня моря, врезание рек, уменьшение общей увлажненности

Последняя, видимо, стала несколько ниже в период с XV (может быть, с XIII) по XIX в. Это время соответствует малому ледниковому периоду, который характеризовался значительным похолоданием в Тибете и Гималаях, снижением снеговой линии на 100-150 м, наступанием горнодолинных ледников и уменьшением общей водности рек, берущих начало в этих регионах.

Малый ледниковый период пришел на смену теплому интервалу Х-ХII вв. – второму климатическому оптимуму голоцена. Расцвет Ангкорской империи совпадает с этим теплым интервалом. В малом ледниковом периоде выделяются частные похолодания векового ранга – ледниковые стадии второй половины XVII, второй половины XVIII, начала и середины XIX вв.

В пределах тропических областей Юго-Восточной Азии влияние малого ледникового периода могло сказаться на уменьшении водности главных рек и на увеличении повторяемости влажных лет. Данные китайских климатологов, в частности, Чжу-кэ-Дженя о соотношении засух и наводнений на протяжении последних 500 лет (Yеarly chards…, 1982) показывают, что начиная с XVI в. наиболее влажные годы в Южном Китае повторяются в среднем 1-2 раза в столетие.

Можно полагать, что за этот период засушливость сухих сезонов Индокитая стала больше. Немаловажная причина уменьшения общей увлажненности региона состоит и в прогрессивном сведении влажных тропических лесов, площади которых с XVII в. – в эпоху французской колонизации – существенно сократились в пределах Вьетнама, Лаоса и особенно Камбоджи (Hirsen, 1990).

Длительные мощные антропогенные процессы наложились на проявления преобладающего здесь современного, деструктивного тафрогенного современного эндогенного режима (Чичагов, 1993), что выразилось в устойчивой тенденции нисходящего развития рельефа региона, в унаследованном прогибании древних и в заложении новых впадин, в появлении тенденции общей неустойчивости в экзо- и эндогенном рельефообразовании.

Автор статьи ЧИЧАГОВ ВАЛЕРИЙ ПАВЛОВИЧ

ЧИЧАГОВ ВАЛЕРИЙ ПАВЛОВИЧ
ДОЛЖНОСТЬ: главный научный сотрудник УЧЁНАЯ СТЕПЕНЬ: доктор географических наук
Лаборатория геоморфологии. Работает в Институте географии РАН с 1956 года
Окончил МГУ в 1956 году. В 1964 году защитил кандидатскую диссертацию «Рельеф Юго-Восточного Забайкалья»; в 1996 году защитил докторскую диссертацию «Деструкция в эволюции равнинного рельефа Центральной и Восточной Азии».
ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ:
Экзогенное рельефообразование, морфоструктурный анализ, поверхности выравнивания, эволюция равнинного рельефа, аридная геоморфология, эоловое рельефообразование – эоловые морфогенетические системы, законы аридной геоморфологии, роль эоловых процессов в формировании поверхностей выравнивания, антропогенная геоморфология, антропгенная деструкция, история формирования геоморфологических представлений Азии».
НАУЧНЫЕ ИНТЕРЕСЫ:
Четвертичная геология, палеомагнитный анализ, анализ древних рукописей и карт, анализ космических материалов, анализ эволюции природных условий в позднем кайнозое, анализ современной цикличности аридного рельефообразования.
ОСНОВНЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ:
Разработал Национальный атлас Монгольской Народной Республики (1990).
Разработал раздел по геологии и геоморфологии Национального атласа Вьетнама (1996).
Проведел многолетние геоморфологические исследования в Центральной Азии и маршрутные наблюдения в странах Европы, Азии, Малой Азии, Северной Африки и Канады.
Собрал и проанализирован новый фактический материал по антропогенной геоморфологии аридных регионов (см. предыдущий пункт).
Публикует материалы по истории отечественных и зарубежных геоморфологических представлений.

Источники и литература

Поделись с друзьями :
Есть вопросы? Пишите в комментариях!
Комментариев нет
Комментариев пока нет, будьте первым.

Добавить комментарий

*
*

Поиск

Thank you! Your submission has been received!
Oops! Something went wrong while submitting the form.
X

Обратный званок

Thank you! Your submission has been received!
Oops! Something went wrong while submitting the form.